сонник быть богом во сне

Сонник сонник быть богом приснилось, к чему снится во сне сонник быть богом? Для выбора толкования сна введите ключевое слово из вашего сновидения в поисковую форму или нажмите на начальную букву характеризующего сон образа (если вы хотите получить онлайн толкование снов на букву бесплатно по алфавиту).

Сейчас вы можете узнать, что означает видеть во сне сонник быть богом, прочитав ниже бесплатно толкования снов из лучших онлайн сонников!

Во сне видеть Вдовцом быть или вдовой

Толкование снов из Старинный сонник

Предсказание сна Живому быть погребенным

Толкование снов из Старинный сонник

К чему снится Страх быть стеснённым другими

Конфликты, взаимоотношения и особенно сексуальные фантазии становятся менее болезненными, если они выступают в сновидениях и фантазиях в формах объектов.

Люди и идеи могут также материализоваться как вещи (вещь, кому-либо принадлежащая), поскольку каждая вещь содержит метку своего владельца.

Согласно классическим фрейдовским символам: Все длинные, продолговатые, всё вытянутые, пенетрирующие, бьющие струёй или извергающие нечто вещи являются объектами, имеющими сходство с фаллосом.

К ним, например, относятся перекладина, жердь, ручка, зонтик, которыми манипулируют или играют (например, музыкальные инструменты).

Но к объектам этого же рода должны относиться балконы, оружие, особенно нож, шарф, ветка, дерево, рука, нога, нос.

Во сне видеть Бог

Если кто увидит во сне, что перед ним просиял свет Преславного и Всевышнего Истинно-го Бога, то дела того человека в отношении религии и мирских благ будут хороши, и там, где был виден такой сон, приумножится справедливость, добродетель и изобилие благ земных.

Если кто увидит во сне, что Всевышний Истинный Бог производит счет его дея-ний, то он испытает какую-нибудь радость, и если находится в путешествии, то по добру и здорову возвратится домой. Если же кто увидит во сне, что он обращается к Всевышнему Господу и молится Ему, то прославится тот человек, как в делах религии, так и в делах мирских и будет близок к царям и повелителям.

Но, если кто увидит, что Всевышний и Истинный Бог прогневался на него, то следует покаяться пред Господом и смириться пред Ним.

Предсказание сна Бог

К чему снится Бог

Видеть бога во сне для сновидца означает потребность в помощи и защите.

Образ бога – надежда на исцеление, радость, счастье, успех.

Во сне видеть Бог

Это уникальный случай, потому что Бог во сне является очень редко.

Он предрекает огромный успех, удачу и рост.

Толкование снов из Сонник Шивананды

Предсказание сна Бог

Идеализированный образ кого-то.

Культ конкретной личности.

Когда образ бога появляется в сновидении, это может указывать на индивидуальную потребность реализации внутреннего потенциала, стремление к глубокому и сильному переживанию, которое человек именует богом.

К чему снится Бог

Толкование снов из Ведический сонник

Во сне видеть Бог

Предсказание сна Бог

Толкование снов из Украинский сонник

К чему снится Бог

Возникший в Вашем сновидении образ бога, скорее всего, является следствием того, что в реальной жизни тем или иным образом Вы соприкоснулись со следующими народными мудростями: «На бога надейся, а сам не плошай», «Береженного бог бережет», «Бог не выдаст, свинья не съест», «Кто много врет, тот много божится», «В напрасне побожится – черта лизнуть», «Бог очистительной присяги не принимает» и других. И это неслучайно, уж очень часто Вы вспоминаем в своей жизни Бога, хоть и учит нас Библия тому, чтобы «не поминали мы имя Бога в суе».

Видеть во сне лик какой-либо женщины над головой своего любимого человека – знак того, что во сне Вам явилась богиня любви – Афродита. Такой сон означает, что Вас ждет успех и удача в любви: Вас ждет долгая и счастливая жизнь со своим любимым человеком.

Увидеть во сне громадного мужчину на небе – свидетельство того, что во сне к Вам явился Зевс. Вас ждет удача в любом деле, которое бы Вы не затеяли. Возможно, Вам даже удастся одержать победу над противником, превосходящим Вас по силе и могуществу.

Видеть во сне величественного мужчину, разводящего огонь, – означает, что Вы увидели в своем сновидении Бога огня – Гермеса. Такой сон говорит о том, что Вам следует уделять побольше внимания своим домашним, в противном случае Вас ждет крупная семейная ссора.

Увидеть во сне прекрасную женщину рядом с великолепными картинами – знак того, что Вам явилась Богиня искусства – Афина. Такой сон предвещает удовольствие от общения с искусством, например, от посещения выставки картин, музея, просмотра спектакля или прослушивания музыки.

Если Вам приснилась скачущая на коне красивая женщина, то во сне Вы увидели великолепную Богиню охоты – Диану. Такой сон свидетельствует о том, что в ближайшее время Ваши старания добиться осуществления поставленных целей не останутся незамеченными, а потому Вас ждут перемены в лучшую сторону.

Если во сне Вы увидели рядом с красивым юным мужчиной своего супруга или супруга, то в сновидении Вам явился лик Бога супружества – Гименея. Такой сон говорит о том, что Вас ждет долгая счастливая жизнь со своей второй половинкой.

Продавать во сне статую Бога – свидетельство того, что в Вашем окружении есть очень корыстный человек, который сильно навредит Вам. Если же Вы покупаете статую бога, то такой сон говорит о том, что в скором времени нечестный человек воспользуется Вашей добротой в корыстных целях, чем сильно заденет Вашу гордость.

Молиться во сне Богу – пророчество того, что Ваше дело в скором времени закончится удачно, благодаря вмешательству сильного, влиятельного человека. Возможно, такой сон говорит о том, что Вас ждет период везения и удач.

Наблюдать во сне за человеком, который молится Богу, – наяву Вас ждет очень сильное горе, связанное с невыполнением обязательств, которые брали на себя сотрудничающие с Вами люди.

Толкование снов из Древний сонник

Во сне видеть Бог

Мужчинам сон о боге или божестве сулит деспотичную супругу. Если вы видите, что бог благосклонен к вам, это значит, что вас ждет покровительство человека, благодаря которому вы добьетесь успеха в обществе.

Читайте также:  Сонник если снится призрак

Если во сне вы участвуете в бою или сражении, значит, вы пытаетесь завоевать любовь человека, который не может ответить вам взаимностью. Ничего хорошего вам подобные действия не принесут, поэтому лучше отказаться от этой затеи. Девушке сон, в котором она видит участников боевых действий, сулит, что она будет пользоваться успехом у противоположного пола.

Источник

Трудно быть богом

  • Описание
  • В ролях
  • Трейлеры и кадры
  • 24 отзыва

Сюжет фильма разворачивается в будущем, на далекой планете в государстве Арканар. На Арканаре существует некая цивилизация инопланетян. Они очень похожи на людей. Однако устройство и развитие этого государства схоже со Средневековьем на Земле. На Арканаре присутствуют и раса более развитых землян, о нахождении которым местному населению неизвестно.

Главный герой – Антон, историк, выполнявший научно-исследовательскую миссию. В его задачи входило лишь наблюдение и передача сведений на Землю. Инопланетные жители знали Антона как дворянина-аристократа Румата Эсторского. Ему нельзя было вмешиваться в течение истории, запрещалось учить, преподавать, убивать или как-либо еще влиять на ход событий в Арканаре.

Но хаос и несправедливость вокруг не смогли удержать Антона от установок, данных на Земле. Инакомыслящие подавлялись, уничтожались любые институты, которые могли научить арканарцев мыслить. И он вмешивается, тем самым себя раскрывая. Он берется за оружие и выступает против господства дворян. Румат долго терзал себя сомнениями. Но заглянув к себе в душу, он понял, что начал терять свою человечность. Он возглавляет восставший народ и пытается всеми своими силами добиться справедливости.

Фильм Трудно быть богом можно отнести сразу к нескольким жанрам: фантастика, приключения и драма. Кинолента снята по мотивам одноименной повести братьев Стругацких. Кинофильм рассказывает о ужасе тоталитаризма. Лента была снята в Крыму, неподалеку от Ялты. Арканар – город инопланетных людей выстроили в натуральную величину.

Источник



Братья Стругацкие

Романы > Трудно быть богом > страница 11

— Мне тоже многое не нравится, Александр Васильевич, — сказал Румата. — Мне не нравится, что мы связали себя по рукам и ногам самой постановкой проблемы. Мне не нравится, что она называется Проблемой Бескровного Воздействия. Потому что в моих условиях это научно обоснованное бездействие… Я знаю все ваши возражения! И я знаю теорию. Но здесь нет никаких теорий, здесь типично фашистская практика, здесь звери ежеминутно убивают людей! Здесь все бесполезно. Знаний не хватает, а золото теряет цену, потому что опаздывает.

— Антон, — сказал дон Кондор. — Не горячись. Я верю, что положение в Арканаре совершенно исключительное, но я убежден, что у тебя нет ни одного конструктивного предложения.

— Да, — согласился Румата, — конструктивных предложений у меня нет. Но мне очень трудно держать себя в руках.

— Антон, — сказал дон Кондор. — Нас здесь двести пятьдесят на всей планете. Все держат себя в руках, и всем это очень трудно. Самые опытные живут здесь уже двадцать два года. Они прилетели сюда всего-навсего как наблюдатели. Им было запрещено вообще что бы ни было предпринимать. Представь себе это на минуту: запрещено вообще. Они бы не имели права даже спасти Будаха. Даже если бы Будаха топтали ногами у них на глазах.

— Не надо говорить со мной, как с ребенком, — сказал Румата.

— Вы нетерпеливы, как ребенок, — объявил дон Кондор. — А надо быть очень терпеливым.

Румата горестно усмехнулся.

— А пока мы будем выжидать, — сказал он, — примериваться да нацеливаться, звери ежедневно, ежеминутно будут уничтожать людей.

— Антон, — сказал дон Кондор. — Во вселенной тысячи планет, куда мы еще не пришли и где история идет своим чередом.

— Но сюда-то мы уже пришли!

— Да, пришли. Но для того, чтобы помочь этому человечеству, а не для того, чтобы утолять свой справедливый гнев. Если ты слаб, уходи. Возвращайся домой. В конце концов ты действительно не ребенок и знал, что здесь увидишь.

Румата молчал. Дон Кондор, какой-то обмякший и сразу постаревший, волоча меч за эфес, как палку, прошелся вдоль стола, печально кивая носом.

— Все понимаю, — сказал он. — Я же все это пережил. Было время — это чувство бессилия и собственной подлости казалось мне самым страшным. Некоторые, послабее, сходили от этого с ума, их отправляли на землю и теперь лечат. Пятнадцать лет понадобилось мне, голубчик, чтобы понять, что же самое страшное. Человеческий облик потерять страшно, Антон. Запачкать душу, ожесточиться. Мы здесь боги, Антон, и должны быть умнее богов из легенд, которых здешний люд творит кое-как по своему образу и подобию. А ведь ходим по краешку трясины. Оступился — и в грязь, всю жизнь не отмоешься. Горан Ируканский в «Истории Пришествия» писал: «Когда бог, спустившись с неба, вышел к народу из Питанских болот, ноги его были в грязи».

— За что Горана и сожгли, — мрачно сказал Румата.

— Да, сожгли. А сказано это про нас. Я здесь пятнадцать лет. Я, голубчик, уж и сны про Землю видеть перестал. Как-то, роясь в бумагах, нашел фотографию одной женщины и долго не мог сообразить, кто же она такая. Иногда я вдруг со страхом осознаю, что я уже давно не сотрудник Института, я экспонат музея этого Института, генеральный судья торговой феодальной республики, и есть в музее зал, куда меня следует поместить. Вот что самое страшное — войти в роль. В каждом из нас благородный подонок борется с коммунаром. И все вокруг помогает подонку, а коммунар один-одинешенек — до Земли тысяча лет и тысяча парсеков. — Дон Кондор помолчал, гладя колени. — Вот так-то, Антон, — сказал он твердеющим голосом. — Останемся коммунарами.

Он не понимает. Да и как ему понять? Ему повезло, он не знает, что такое серый террор, что такое дон Рэба. Все, чему он был свидетелем за пятнадцать лет работы на этой планете, так или иначе укладывается в рамки базисной теории. И когда я говорю ему о фашизме, о серых штурмовиках, об активизации мещанства, он воспринимает это как эмоциональные выражения. «Не шутите с терминологией, Антон! Терминологическая путаница влечет за собой опасные последствия». Он никак не может понять, что нормальный уровень средневекового зверства это счастливый вчерашний день Арканара. Дон Рэба для него — это что-то вроде герцога Ришелье, умный и дальновидный политик, защищающий абсолютизм от феодальной вольницы. Один я на всей планете вижу страшную тень, наползающую на страну, но как раз я и не могу понять, чья это тень и зачем… И где уж мне убедить его, когда он вот-вот, по глазам видно, пошлет меня на Землю лечиться.

Читайте также:  Если человеку снится как меня убили

— Как поживает почтенный Синда? — спросил он.

Дон Кондор перестал сверлить его взглядом и буркнул: «Хорошо, благодарю вас». Потом он сказал:

— Нужно, наконец, твердо понять, что ни ты, ни я, никто из нас реально ощутимых плодов своей работы не увидим. Мы не физики, мы историки. У нас единицы времени не секунда, а век, и дела наши это даже не посев, мы только готовим почву для посева. А то прибывают порой с Земли… энтузиасты, черт бы их побрал… Спринтеры с коротким дыханием…

Румата криво усмехнулся и без особой надобности принялся подтягивать ботфорты. Спринтеры. Да, спринтеры были.

Десять лет назад Стефан Орловский, он же дон Капада, командир роты арбалетчиков его императорского величества, во время публичной пытки восемнадцати эсторских ведьм приказал своим солдатам открыть огонь по палачам, зарубил имперского судью и двух судебных приставов и был поднят на копья дворцовой охраной. Корчась в предсмертной муке, он кричал: «Вы же люди! Бейте их, бейте!» — но мало кто слышал его за ревом толпы: «Огня! Еще огня. «

Примерно в то же время в другом полушарии Карл Розенблюм, один из крупнейших знатоков крестьянских войн в Германии и Франции, он же торговец шерстью Пани-Па, поднял восстание мурисских крестьян, штурмом взял два города и был убит стрелой в затылок, пытаясь прекратить грабежи. Он был еще жив, когда за ним прилетели на вертолете, но говорить не мог и только смотрел виновато и недоуменно большими голубыми глазами, из которых непрерывно текли слезы…

А незадолго до прибытия Руматы великолепно законспирированный друг-конфидент кайсанского тирана (Джереми Тафнат, специалист по истории земельных реформ) вдруг ни с того ни с сего произвел дворцовый переворот, узурпировал власть, в течение двух месяцев пытался внедрить Золотой Век, упорно не отвечая на яростные запросы соседей и Земли, заслужил славу сумасшедшего, счастливо избежал восьми покушений, был, наконец, похищен аварийной командой сотрудников Института и на подводной лодке переправлен на островную базу у Южного полюса…

— Подумать только! — пробормотал Румата. — До сих пор вся Земля воображает, что самыми сложными проблемами занимается нуль-физика…

Источник

Трудно быть богом

Аркадий и Борис Стругацкие.

Классики отечественной фантастики. Добавить нечего. И НЕ НАДО!

В этот том включены произведения:

«Трудно быть богом»,

«Понедельник начинается в субботу»,

«Пикник на обочине»,

«За миллиард лет до конца света».

ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ 1

ПОНЕДЕЛЬНИК НАЧИНАЕТСЯ Б СУББОТУ — Сказка для научных сотрудников младшего возраста 36

ПИКНИК НА ОБОЧИНЕ 81

ЗА МИЛЛИАРД ЛЕТ ДО КОНЦА СВЕТА — Рукопись, обнаруженная при странных обстоятельствах 114

Леонид Филиппов — БЛАГА БОГОВ, или ЧЕТЫРЕ УРОКА АТЕИЗМА 139

Аркадий и Борис СТРУГАЦКИЕ
Трудно быть богом (сборник)

ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ

«То были дни, когда я познал, что значит: страдать; что значит: стыдиться; что значит: отчаяться».

Пьер Абеляр

«Должен вас предупредить вот о чем. Выполняя задание, вы будете при оружии для поднятия авторитета. Но пускать его в ход вам не разрешается ни при каких обстоятельствах. Ни при каких обстоятельствах. Вы меня поняли?»

Эрнест Хемингуэй

Пролог

Ложа Анкиного арбалета была выточена из черной пластмассы, а тетива была из хромистой стали и натягивалась одним движением бесшумно скользящего рычага. Антон новшеств не признавал: у него было доброе боевое устройство в стиле маршала Тоца, короля Пица Первого, окованное черной медью, с колесиком, на которое наматывался шнур из воловьих жил. Что касается Пашки, то он взял пневматический карабин. Арбалеты он считал детством человечества, так как был ленив и неспособен к столярному ремеслу.

Они причалили к северному берегу, где из желтого песчаного обрыва торчали корявые корни мачтовых сосен. Анка бросила рулевое весло и оглянулась. Солнце уже поднялось над лесом, и все было голубое, зеленое и желтое – голубой туман над озером, темно-зеленые сосны и желтый берег на той стороне. И небо над всем этим было ясное, белесовато-синее.

– Ничего там нет, – сказал Пашка.

Ребята сидели, перегнувшись через борт, и глядели в воду.

– Громадная щука, – уверенно сказал Антон.

– С вот такими плавниками? – спросил Пашка.

Антон промолчал. Анка тоже посмотрела в воду, но увидела только собственное отражение.

– Искупаться бы, – сказал Пашка, запуская руку по локоть в воду. – Холодная, – сообщил он.

Антон перебрался на нос и спрыгнул на берег. Лодка закачалась. Антон взялся за борт и выжидательно посмотрел на Пашку. Тогда Пашка поднялся, заложил весло за шею, как коромысло, и, извиваясь нижней частью туловища, пропел:

Старый шкипер Вицлипуцли!
Ты, приятель, не заснул?
Берегись, к тебе несутся
Стаи жареных акул!

Антон молча рванул лодку.

– Эй-эй! – закричал Пашка, хватаясь за борта.

– Почему жареных? – спросила Анка.

– Не знаю, – ответил Пашка. Они выбрались из лодки. – А верно, здорово? Стаи жареных акул!

Они потащили лодку на берег. Ноги проваливались во влажный песок, где было полным-полно высохших иголок и сосновых шишек. Лодка была тяжелая и скользкая, но они выволокли ее до самой кормы и остановились, тяжело дыша.

– Ногу отдавил, – сказал Пашка и принялся поправлять красную повязку на голове. Он внимательно следил за тем, чтобы узел повязки был точно над правым ухом, как у носатых ируканских пиратов. – Жизнь не дорога́, о-хэй! – заявил он.

Читайте также:  Грустные статусы о любимой бабушке которой нет в живых

Анка сосредоточенно сосала палец.

– Занозила? – спросил Антон.

– Нет. Содрала. У кого-то из вас такие когти…

– Да, – сказал Антон. – Травма. Ну, что будем делать?

– На плечо – и вдоль берега, – предложил Пашка.

– Стоило тогда вылезать из лодки, – сказал Антон.

– На лодке и курица может, – объяснил Пашка. – А по берегу: тростники – раз, обрывы – два, омуты – три. С налимами. И сомы есть.

– Стаи жареных сомов, – сказал Антон.

– А ты в омут нырял?

– Я не видел. Не довелось как-то увидеть.

– Мало ли чего ты не видел.

Анка повернулась к ним спиной, подняла арбалет и выстрелила в сосну шагах в двадцати. Посыпалась кора.

– Здорово, – сказал Пашка и сейчас же выстрелил из карабина. Он целился в Анкину стрелу, но промазал. – Дыхание не задержал, – объяснил он.

– А если бы задержал? – спросил Антон. Он смотрел на Анку.

Анка сильным движением оттянула рычаг тетивы. Мускулы у нее были отличные – Антон с удовольствием смотрел, как прокатился под смуглой кожей твердый шарик бицепса.

Анка очень тщательно прицелилась и выстрелила еще раз. Вторая стрела с треском воткнулась в ствол немного ниже первой.

– Зря мы это делаем, – сказала Анка, опуская арбалет.

– Что? – спросил Антон.

– Дерево портим, вот что. Один малек вчера стрелял в дерево из лука, так я его заставила зубами стрелы выдергивать.

– Пашка, – сказал Антон. – Сбегал бы, у тебя зубы хорошие.

– У меня зуб со свистом, – ответил Пашка.

– Ладно, – сказала Анка. – Давайте что-нибудь делать.

– Неохота мне лазить по обрывам, – сказал Антон.

– Мне тоже неохота. Пошли прямо.

– Куда? – спросил Пашка.

– Куда глаза глядят.

– Ну? – сказал Антон.

– Значит, в сайву, – сказал Пашка. – Тошка, пошли на Забытое Шоссе. Помнишь?

– Знаешь, Анечка… – начал Пашка.

– Я тебе не Анечка, – резко сказала Анка. Она терпеть не могла, когда ее называли не Анка, а как-нибудь еще.

Антон это хорошо запомнил. Он быстро сказал:

– Забытое Шоссе. По нему не ездят. И на карте его нет. И куда идет, совершенно неизвестно.

– Были. Но не успели исследовать.

– Дорога из ниоткуда в никуда, – изрек оправившийся Пашка.

– Это здорово! – сказала Анка. Глаза у нее стали как черные щелки. – Пошли. К вечеру дойдем?

– Ну что ты! До двенадцати дойдем.

Они полезли вверх по обрыву. На краю обрыва Пашка обернулся. Внизу было синее озеро с желтоватыми проплешинами отмелей, лодка на песке и большие расходящиеся круги на спокойной маслянистой воде у берега – вероятно, это плеснула та самая щука. И Пашка ощутил обычный неопределенный восторг, как всегда, когда они с Тошкой удирали из интерната и впереди был день полной независимости с неразведанными местами, с земляникой, с горячими безлюдными лугами, с серыми ящерицами, с ледяной водой в неожиданных родниках. И, как всегда, ему захотелось заорать и высоко подпрыгнуть, и он немедленно сделал это, и Антон, смеясь, поглядел на него, и он увидел в глазах Антона совершенное понимание. А Анка вложила два пальца в рот и лихо свистнула, и они вошли в лес.

Лес был сосновый и редкий, ноги скользили по опавшей хвое. Косые солнечные лучи падали между прямых стволов, и земля была вся в золотых пятнах. Пахло смолой, озером и земляникой; где-то в небе верещали невидимые пичужки.

Анка шла впереди, держа арбалет под мышкой, и время от времени нагибалась за кровавыми, будто лакированными, ягодами земляники. Антон шел следом с добрым боевым устройством маршала Тоца на плече. Колчан с добрыми боевыми стрелами тяжко похлопывал его по заду. Он шел и поглядывал на Анкину шею – загорелую, почти черную, с выступающими позвонками. Иногда он озирался, ища Пашку, но Пашки не было видно, только по временам то справа, то слева вспыхивала на солнце его красная повязка. Антон представил себе, как Пашка бесшумно скользит между соснами с карабином наготове, вытянув вперед хищное худое лицо с облупленным носом. Пашка крался по сайве, а сайва не шутит. Сайва, приятель, спросит – и надо успеть ответить, подумал Антон и пригнулся было, но впереди была Анка, и она могла оглянуться. Получилось бы нелепо.

Анка оглянулась и спросила:

Антон пожал плечами.

– Кто же уходит громко?

– Я, кажется, все-таки нашумела, – озабоченно сказала Анка. – Я уронила таз – и вдруг в коридоре шаги. Наверное, Дева Катя – она сегодня в дежурных. Пришлось прыгать в клумбу. Как ты думаешь, Тошка, что за цветы растут на этой клумбе?

Антон сморщил лоб.

– У тебя под окном? Не знаю. А что?

– Очень упорные цветы. «Не гнет их ветер, не валит буря». В них прыгают несколько лет, а им хоть бы что.

– Интересно, – сказал Антон глубокомысленно. Он вспомнил, что под его окном тоже клумба с цветами, которые «не гнет ветер и не валит буря». Но он никогда не обращал на это внимания.

Анка остановилась, подождала его и протянула горсть земляники. Антон аккуратно взял три ягоды.

– Бери еще, – сказала Анка.

– Спасибо, – сказал Антон. – Я люблю собирать по одной. А Дева Катя вообще ничего, верно?

– Это кому как, – сказала Анка. – Когда человеку каждый вечер заявляют, что у него ноги то в грязи, то в пыли…

Она замолчала. Было удивительно хорошо идти с нею по лесу плечом к плечу вдвоем, касаясь голыми локтями, и поглядывать на нее – какая она красивая, ловкая и необычно доброжелательная и какие у нее большие серые глаза с черными ресницами.

Источник

Аркадий и Борис СТРУГАЦКИЕ Трудно быть богом сборник
Adblock
detector